Книга «Хроники пропавших»2

Часть 2

***

— Вот блин -проворчал Фред — дрянной галстук, какого черта я вообще должен это носить!?

После того как он начал заниматься боксом его плечи и спина раздались в стороны, к тому же одежда была куплена добрый год назад, она натянулась на его мышцах и была готова треснуть при любом резком движении.
— Горло этой рубашки пытается меня убить! — добавил он.
Галстук был кое-как завязан, швы перестали натягиваться, а значит — миссия выполнена, он выдохнул.
Сегодня он уложил свои темные густые волосы назад, взгляд от этого стал ещё более пронизывающим и немного дерзким, в темно-синих глазах, казалось, появился фиолетовый отблеск. Он хотел, чтобы Стилли запомнила его таким.

Рубашка голубого цвета хорошо сочеталась с глазами, она была чистой и аккуратно выглаженной. Главное правило его гардероба гласило, что «если ты не можешь себе позволить новую вещь, твоя старая должна выглядеть ухоженной и опрятной». Галстук черного цвета был тонким, на нём красовался зажим, который ему пару лет назад подарил Пит на день рождения.

Наверняка, этот зажим стоил целое состояние и, если ему когда-нибудь понадобился бы хороший автомобиль – стоило просто отнести его к заинтересованному покупателю. Конечно, у него и в планах не было так поступить, он очень дорожил подарком.
Брюки, как и рубашка, тоже были немного маловаты, хотя они сексуально натянулись на ягодицах, ему это не нравилось. Фре хотел присесть, чтобы завязать свои ботинки, но шов сзади предательски лопнул прямо на «том самом месте».

-Ну и отлично – выпалил он — черт, хватит и этой удавки! — резко содрал с себя брюки, швырнул их в мусорку и надел темно-синие джинсы.

«Пойдет» -подумал он и в шутку подмигнул себе в зеркале как смазливые мальчики из рекламы.

«Ну нет, это было ужасно тупо» — промелькнуло в голове, когда он вышел из комнаты.
-Я пошёл на выпускной — громко сказал он, спускаясь из своей каморки- бывшей раньше обычным чердаком.
Он на самом деле не ожидал ответа, родители опять вчера пьянствовали со своими дружками. Единственное, что изменилось за последние годы, это то, что отец больше не поднимал на маму руку. Фрэ не терпел насилия, тем более в доме, это знали все.

Но в остальном всё было также, ругань вперемешку со смехом ночами напролёт, какие-то незнакомые люди в доме, рассказы о пережитой войне и о том, каким героем был отец, когда ему всего то было 17 лет.

Лестница была ужасно скрипучей, с годами, без должного ухода она приходила в негодность. Пару ступенек Фрэдди заменял сам, когда-то давно он думал, что своим примером может помочь родителям выйти из этой вечной пьянки. К сожалению, из этого ничего не вышло, всё что он делал своими руками или покупал — либо исчезало из дома, либо практически сразу специально ломалось пьяными дружками.

Он спускался и думал о том, как уныло и неуютно в доме, практически видел своими глазами, как запах сигарет въелся в каждый миллиметр пространства.

Старый ковер перед лестницей был испорчен десятками дырок от сигарет, Фрэ хотел его выбросить, но на нём частенько приходил поспать соседский пёс. Было действительно непонятно, почему этой собаке так понравился ужасный исхудалый коврик, но стоило его передвинуть куда-либо, и пёс обязательно укладывался именно там.

Фрэ, конечно, не был против такого соседства, собака приходила поспать на пару часов из своего жилища, полного детей и ещё, наверное, десятка животных, а остальные обитатели дома не замечали его. Сегодня волосатого друга не было, он, видимо, ещё гулял с семьёй.

Несколько старых фотографий висели на стенах в холле, тусклые бледно-коричневые занавески, лампа и пара стульев завершали общую картину проходной комнаты. Из неё можно было выйти сразу в столовую и с противоположной стороны –в гостиную.

«эээ» — послышался стон из гостиной — «какой к чертовой матери выпускной?» — простонал заплетающимся языком отец.
-Он наверное закончил школу.. — засмеялась нервно мать и послышался хохот еще нескольких прокуренных голосов, прерываемых кашлем.
-О да, я закончил школу, мои дорогие родители, и поступил в колледж в Дэбелвилле и скоро меня здесь не будет — он сказал это заглянув к ним. Несколько ничего не понимающих глаз пытались смотреть в его сторону, но смотрели куда-то в бок, отец уже опять храпел, еле прикрытый своим дряхлым красным халатом, мама попыталась встать с кресла, но у неё ничего не получилось, сил не хватало даже на то, чтобы держать бокал ровно, струйка алкогольного напитка потекла на пол.
-Это хорошо, Фредивальд… — проговорила она заплетаясь в имени — в твою комнату к нам хотят заселиться знакомая Тода (отца) с мужем, так будет всем комфортнее — еле-еле улыбнулась она, пытаясь пригладить свои всклокоченные волосы и закуривая новую сигарету трясущейся рукой.
«Черт, лучше бы я ничего не говорил, они даже не заметили бы» — подумал он — «Фредивальд…кто вообще придумал это имя, я же не какой-то там граф».

-Мам, как только я встану на ноги — я заберу тебя отсюда — сказал он и быстро пошёл к выходу. Его провожал очередной взрыв хохота и кашля, столь ненавистных ему людей.

Он прикрыл входную дверь, закрывать на ключ было опасно — гости иногда спьяну начинали вылезать из окон и он уже менял десяток побитых стекол, больше не хотелось.

Питман ждал его на улице, отвернув голову в сторону, он не мог смотреть на этот покосившийся и гниющий дом. Одноэтажный, с небольшим чердаком, этот дом когда-то в детстве ему казался камерой для пыток, Фрэ часто колотил отец и практически всегда не разрешал ему выходить погулять.

Когда им было по 12 лет они летом покрасили фасад и заборчик вокруг дома, но пьяные идиоты-дружки его родителей демонстративно справили свою нужду под одобрительный смех и хлопки отца. Миллиарды раз он предлагал другу переехать к нему, но тот всё ещё надеялся спасти и защитить маму и не хотел бросать её.

-Да ты сегодня без старого доброго Майкла?!- поздоровался Фрэ — Я думал, он заберет нас сегодня.
— Мой дорогой старикан уже в школе, будет сидеть со остальными родителями, ты же знаешь, моя мама вряд ли прилетит на такое убогое празднование, а Майкл мне как родной. Ты как? Всё в порядке? — спросил Пит. От него никогда не ускользала грусть в глазах друга, как бы он не пытался придать себе непринужденный вид.
— Ну как.. — ухмыльнулся он — мои родители вроде даже не знают, сколько мне лет.
— Не бери в голову, — ответил друг спустя какое-то время — мы сделали с тобой правильный выбор, мы оба поступили в центральный округ, хоть и в разные колледжи — друзья шли в сторону школы — и твоё образование обеспечит тебя стабильной работой, это важный шаг — он посмотрел на Фрэ — только так ты можешь сдвинуться с мертвой точки, ты же сам это говорил.

Фрэ хотел стать музыкантом, но жизнь не предоставляла ему выбора. Он поступил в технический колледж.
— Не хочу сегодня об этом, прости — он легонько пнул какой-то камень под ногами и решил сменить тему — Стилли будет нас ждать у зала награждения, как я выгляжу? — он немного развернулся, продолжая идти и показываясь как бы «лицевой стороной».
— Как .. — заулыбался Питман – модненький придурок.
— Ты тоже, Сукин сын, не мог надеть что-нибудь не столь крутое!? — они рассмеялись.

Питман был одет в простую, но изящную белоснежную рубашку, каждый стежок был прошит вручную, но было невозможно найти хоть один неровный или отличающийся от остальных. На фоне белой рубашки красовался темно-синий галстук с полосами наискосок, кажется, этот галстук только на прошлой неделе презентовал какой-то модный дом. Сверху была надета коричневая жилетка из одного комплекта с брюками, из ботинок выглядывали оранжевые носки. Костюм подчеркивал его идеальное телосложение. Выбритые виски и спускающиеся на левый бок кудрявые светлые локоны делали из него мальчика с обложки. Можно было подумать, что он любил заниматься своим гардеробом, но это было не так. Практически все вещи приезжали к нему от мамы с запиской “оплачиваемая срочная доставка”. Миссис Брейксберри считала что этим выполняет свой материнский долг сполна.

К 16-ти годам ребята вытянулись. Вся школа считала их братьями, хотя никто никогда не сказал бы, что они чем-то внешне похожи. Фрэ был немного выше друга, темноволосый с синими глазами, крупного телосложения.

У Питмана были кудрявые светлые волосы и ярко-голубые глаза, по которым все девочки в округе сходи с ума. Он был не такой накаченный, как друг, хотя силы в нём было не меньше.

Их характеры почти не отличались, они всегда были готовы помочь тем, кто в этом нуждался, защитить того, кто попал в беду, обожали посмеяться и всегда находились в центре внимания.

Их интересовали разные вещи, но тяга к познанию у обоих зашкаливала. Питман был командиром школьной команды по футболу, хоть они и не всегда занимали первые места, ребята его обожали, он мог в нужный момент дать всем взбучку, придумать какую-то новую схему игры, и в то же время поддержать после поражения, собрать всех вместе в трудную минуту. Но на самом деле в душе его больше всего его интересовала биология и химия. Эти науки поражали его тем, что по мере их изучения мир вокруг переставал быть загадкой, он сдавался и как будто покорялся ему. В Дэбелвилле находилось образовательное учреждение с лучшими профессорами по этим предметам и новейшей лабораторией.

Фрэдди в последние годы ходил на бокс, часто подрабатывал грузчиком и спорт незаметно вписался в его жизнь как неотъемлемая часть. Он интересовался литературой и музыкой, тоже очень любил биологию, но ему не хотелось класть природу «на лопатки», как об этом говорил Пит.

Он играл на гитаре и барабанах, в выходные часто приходил в гости к Питману и занимался в его студии. Как-то раз там случайно оказался «друг семьи» – бывший музыкант и Фрэдди стал заниматься с ним вместе, но уже всерьез.

«Друг семьи» получал хороший гонорар за эти занятия, но это была тайна. Фрэ никогда не согласился бы заниматься за счет чужих средств, а поддерживая такую «историю», сразу решалось несколько проблем: друзья проводили веселые вечера вместе, Фрэ развивал свой талант, «друг семьи» зарабатывал хорошие деньги.

Для Фрэдди же Дэбелвилль был действительно хорошим шансом встать на ноги, после обучения, он собирался идти на хорошо оплачиваемую работу, закрыть долги отца, купить небольшой дом. Он хотел привезти туда свою маму и девушку, возможно выкрасть прекрасного соседского пса, и наконец-то счастливо жить, как настоящая, полноценная и любящая семья. Он планировал после учебы вернуться в свой город.
Стилли стояла на невысоких каблучках, в ушах у неё были её любимые серьги в виде цветков вишни.

На её немного смуглой коже была нарисована небольшая золотистая ящерица.

Лёгкое шелковое платье бирюзового цвета облегало худенькое тело, подчеркивая тонкую талию, небольшую грудь и ровные ножки. Волосы были заплетены вверх по голове в две косички, в них что-то тоже слегка блестело, она с такой прической напоминала Фрэду дракончика.

Парни прошли к ней через холл, который был украшен лентами с космическим принтом и фиолетовыми надувными шарами.

В этом году девиз школы был «покоряем Вселенную», все старшие группы обязаны были посещать раз в неделю выездные занятия. Ребята изучали ночное небо через пару телескопов и рассказывали друг другу интересные факты об истории космических исследований. Космическая тематика этого года сыграла выпускникам на пользу, помимо шаров и лент, всюду с потолка свисали маленькие лампочки, давая ощущение парящих звёзд. Прошлому году повезло меньше, девиз был «изучаем дары почвы» и по всей школе на празднике были украшения в стиле «огородно-садовые победы с дачи ворчливой бабки». Фотографии, естественно, получились отвратительными, было ощущение, что вся школа перебралась на празднование на ферму.

Пока они направлялись к Стилли, на ребят оборачивались все ученицы школы. Многие специально не проходили дальше в зал, оценивая и обсуждая, кто в чём и с кем пришёл в этот вечер, заметив их двоих – парочка «расфуфыренных» подружек на огромных шпильках стала хихикать несколько громче, чем обычно, надеясь привлечь внимание. Друзья подошли к Стилли.

-Ты просто превосходна, — улыбался Питман — я могу много подобрать эпитетов, но не буду отбирать этот шанс у нашего дорогого Фрэда!

Фрэд молчал.

— Эй, ты чего? Всё-таки мне подбирать слова? Кто из нас не вылезает из книг? — Пит повернулся и многозначительно посмотрел на друга.

Фрэ не смог ничего сказать, ком встал у него в горле. Стилли была ему очень дорога, а сегодня она была просто прекрасна, поэтому спазм схватил его и никак не отпускал. Он молча подошёл к ней и аккуратно обнял, боялся помять что-то или сломать, в этом тоненьком платье она казалась ещё более хрупкой, чем обычно.

— Ты потрясающая. Я никогда не забуду этот день — прошептал он ей нежно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s